Дмитрий Родионов (ogneev) wrote,
Дмитрий Родионов
ogneev

Вернуть революции сакральный смысл

Когда-то в советское время слово "революция" было священным, ее именем называли площади, станции метро, улицы, ордена. В самом этом слове был заложен сакральный смысл, она считалась двигателем прогресса и локомотивом истории. Слово "революция" имела исключительно положительное значение, невозможно себе было представить "плохую революцию".
И так было до тех пор, пока не наступила эпоха контрмодерна, когда былые революции объявлялись абсолютным злом, а зачеркнувшие их итоги контрреволюции провозглашались победой над "злом", наделялись чертами сакральности поверженных великих революций прошлого.
А потом на смену бархатным революциям пришли революции цветные, революциями, безусловно, не являющиеся. И хотя во всех подобных случаях отсутствие ценностного начала, без чего революция все, что угодно- бунт, путч, погром, но только не революция, очевидно и слепому, нам пытаются определенные внешние признаки революционности выдать за подлинный смысл.
Сегодня, когда система ценностей извращена и перевернута с ног на голову, необходимо отличать, гдеправда, а где ложь, где объективный исторический процесс, а где хитроумные политтехнологии, где революция, а где проплаченная Западом цветная вакханалия.

На эту тему блестящщее:

Нужно другое. Нужно снятие мифа безнаказанности цветного протеста. Как в свое время в годы президентства Луи Бонапарта во Франции был разрушен миф о том, что подавить протестное выступление можно, только если протестующих не поддержала Национальная Гвардия.

Нужно уничтожить желание играть в эту игру. Нужно, чтобы играющие в нее политические авантюристы поняли – за участие в ней придется платить. И дело даже не в том, чтобы это поняли организаторы – нужно чтобы поняли рядовые участники. Нужен своего рода надлом Постмодерна, при котором все четко восприняли бы – запреты есть. Цивилизованное общество – это общество запретов. Культура – это система запретов. Тот, кто не имеет запретов – кто кричит: «Что хочу, то и буду делать! Имею право!», - не гражданин, сознательно бросивший вызов авторитаризму и антинародной власти – а хулиган и дикарь.

А чтобы это произошло – нужно наказание. Не правовое. Не соразмерное. Фактическое. Быстрое. Превосходящее проступок.

Не слезоточивый газ и водометы – если дело ограничится этим, толпа отдышаться, отряхнется. Усвоит, что это не опасно – и соберется вновь.

Нужны пулеметы и картечь. Нужно, чтобы опьянение безнаказанностью и растабуированностью – растворилось. Ушло, сгинуло. И чтобы это сменил ужас. Ужас перед возмездием, перед скользким от крови асфальтом, перед мечущейся в панике и затаптывающей своих же толпой.

Маккиавели кода то писал, что первое, что должны увидеть жители города, нас следующее утро после того, как вы взяли в нем власть – это лежащий на центральной площади разрубленный труп вашего главного противника из числа самых уважаемых людей города.

Граждане должны знать: власть нельзя безнаказанно трогать руками. Это не значит, что ее не нужно трогать руками – чтобы держать ее в повиновении, как раз нужно. Народ имеет право на свержение не устраивающей его власти. Гражданин имеет право на то, чтобы убить царя или иного правителя. Тот, кто априори считает убийство царя или иного тирана преступлением и святотатством – тот просто является носителем сознания верноподданного холопства.

Но гражданин имеет право на это лишь тогда, когда готов за свой поступок заплатить своей жизнью. Народ имеет право на свержение власти. Власть имеет право на подавление восстания против нее. Власть должна четко понимать, что ее неправедность – раньше или позже с высокой степенью вероятности приведет к использованию по отношению к ней оружия граждан. Но и восставшие должны знать, что безнаказанности не будет. И что, выступив против власти – они рискуют жизнью.

И когда они готовы на этот риск – готовы действительно идти под пули и огнеметы – тогда они народ и граждане. А когда они беснуются на площади, уверенные в том, что опасности практически нет – тогда они толпа цветных дикарей.

И так ним и нужно относиться. Нужен прецедент. Не где ни будь – в центре Европы. Что бы в будущем каждый, кто решит повеселиться на местном Майдане, помнил не о тех случаях, когда все сходило безнаказанно с рук. А о тех, когда вышедшие на площадь – там большей частью и оставались.

Стало модно, как минимум с уважением говорить о темпах роста в развитии Китая. Сегодня говорят и о том, что он скорее всего первым выйдет из кризиса. Но при этом умалчивается, что сегодняшний расцвет Китая начался на площади Тяньаньмынь.

Если Европа хочет полноценно выйти из кризиса как экономического, так и цивилизационного, рожденного утверждающимся Потмодерном – ей нужна своя площадь Тяньаньмынь.



Как говорится, вроде и добавить нечего. ППКС.
Subscribe

promo ogneev september 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments