Дмитрий Родионов (ogneev) wrote,
Дмитрий Родионов
ogneev

Уважаемые читатели!
Наконец, я завершаю публикацию захватывающего повествования об истории создания ОИРа и испытаниях магистров ордена на Грушинском фестивале 2006-го года. Поскольку в заключительной части содержится самое интересное, я решил разбить ее на несколько глав. Так что запасайтесь поп-корном и читайте о самых невероятных приключениях трех распиздяев, сумевших выпутаться и выйти сухими живыми из опаснейшей ситуации, которая грозила нам тем, что из мест не столь отдаленных мы вернулись бы только сейчас.
Краткое содержание предыдущих серий:

часть1. Предисловие
часть 2. В поезде
часть 3. Самара
часть 4. Груша
часть 5. День первый
часть 6. День второй
часть 7. В поисках Валерия Грушина
часть 8. Тольятти- город щедрый!
Часть 9. Жигулевское море

Прежде чем вы начнете читать заключительную главу о наших злоприключениях в Самарской области, хочу предупредить сотрудников ГНК, МВД, ФСБ и прочих ведомств, пекущихся о здоровье граждан, что все описываемые события и герои являются вымышленными, а все совпадения случайными. Что до меня, то я никогда в своей жизни не употреблял, не транспортировал и даже не держал в руках наркотических и психотропных веществ, запрещенных к свободному обороту на территории Российской Федерации.

Отчет о поездке на Грушу ч.10. Побег из Самары


Глава 1.
Итак, пока я ходил отлить к ближайшей от платформы стене, выяснилось прелюбопытнейшее обстоятельство: электричка на Самару отменена. Вернувшись, я все прочитал на лицах пассажиров, мечущихся по платформе в состоянии близком к панике. Во всяком случае это состояние обуяло тех, кому позарез нужно было сегодня в Самару. Мы оказались одними из них. Во-первых, электрички до Самары до утра не ожидалось. Во-вторых, «вокзал» в 10 вечера закрывался, зала ожидания в этой богом забытой деревне явно не было предусмотрено. В-третьих, у Дестроя был билет до Москвы на следующий день, и ей необходимо было оказаться в Самаре не позднее завтрашнего утра. У меня билета не было, но перспектива ночевки на улице в незнакомом городе, без копейки денег, зато с двумя здоровенными букетами конопли в рюкзаках меня привлекала едва ли, тем более, что менты уже явно положили на нас глаз и с нетерпением ждали темноты, чтобы начать расправу.
Перебрав в голове все возможные варианты решения этого ребуса, я пришел к мнению, что лучшим выходом было бы немедленно выйти в астрал и спросить совета у высших сил, что достигалось употреблением содержимого нашего рюкзака. Однако для этого была необходима, как минимум, сковородка, как максимум, укромное место, вдали от посторонних глаз. Почему-то мои подельники восприняли эту идею без особого энтузиазма, предпочитая медленно начать паниковать. Отягощенный синдромом абстиненции (моим товарищам было легче- они были как всегда пьяны) я тоже начал паниковать и впадать в истерику, и это состояние еще больше усилилось, когда я узнал, что сковородка у Лены таки была (и все время на Груше она молчала, як партизан!), но готовить экзотическое блюдо мне придется, по всей видимости, в гордом одиночестве под пристальными взглядами местной милиции.
Наконец, после долгих размышлений, безуспешных попыток дозвониться в Самару и попросить прислать за нами вертолет, найти автобус или прорваться на автотрассу, чтобы застопить тачку и консультации с местными, решение было найдено. Решено было ехать на последней электричке в Сызрань, а оттуда, если повезет, сразу же уехать в Самару, если же нет, переночевать в тамошнем зале ожидания, а с утра на первой электричке рвануть в Самару. До Сызрани ехать около трех часов, теоретически мы еще успевали на последнюю до Самары. Электричка на Сызрань пришла по расписанию, весь люд с платформы, включая троих распиздяев, загрузился в нее, и она двинулась в противоположную от областной столицы сторону, увозя нас все дальше от Самары.
Поскольку мы оказались единственными пассажирами вагона, мы тут же начали угорать и бегать по вагону и прыгать через сиденья. Почувствовав дикое желание покурить (сигареты), мы с UVC прошествовали в тамбуре, однако, едва мы начали дымить, в тамбур вломились менты. Мне неоднократно рассказывали, что самарские ментозавры одни из самых злющих и агрессивных представителей своего вида на всем постсоветском пространстве, и стоящие перед нами особи вполне оправдывали эти слухи: лица их были растянуты в хищных гнилозубых улыбках, глаза неестественно блестели. Низкорослые деревенские парни радостно лыбились, поигрывая в руках дубинками, глядя на понаехавших столичных неудачников, столь неожиданно свалившихся им на головы и по всему виду готовых безропотно расстаться с денежными суммами, способными скрасить суровые провинциальные ментовские будни.
-Эй, вы, не знаете что ли, что нельзя в тамбурах курить?- начал один.
-Нельзя? Мы, честное слово, не знали, у нас можно- парировал я, включая «дурака».
-Где это, у вас?- спросил второй.
-В Москве!
-Вот и чудненько, давайте ваши документы!
Дестрой смотрела на всю эту сцену, широко раскрыв рот, периодически дергая меня за рукав, словно желая удержать от столь вызывающего поведения, но я внезапно, то ли от длительной абстиненции, то ли от перегрева, вошел в раж и понял, что раз уж денег у нас нет, и снять с нас нечего, нужно до конца держать масть, сохраняя дистанцию от этой охамевшей лимиты. Мусора протолкнули нас в вагон к первому сидению, где за этой сценой наблюдал Антон, и лежали наши вещи. Я невозмутимо сунул ментозавру в нос свой паспорт с синим штампом, свидетельствующем о том, что я почти небожитель, и со мной надо культурно обращаться. Беря в руки следующий паспорт, мусор, почесывая затылок, спросил: «Ничего запрещенного не везем?». И вот тут-то я вспомнил о том, что у Антона в на поясе имеется нож, вполне подходящий под все критерии холодного оружия. Спесь с меня моментально слетела, мою высокомерную улыбку словно корова языком слизала, и в процессе дальнейшего общения с «представителями закона» я понуро молчал. Не знаю, что именно спасло нас, то ли то, что менты быстро воткнули, что снять с нас нечего, то ли тот, факт, что Лена обладала феноменальной способностью прожигать взглядом мозг, заставляя его одновременно выполнять несколько противоречащих друг другу команд и в итоге приводя к выходу последнего из строя. Она, пристально глядя им в глаза, спокойно объяснила, кто мы, откуда и куда едем, и заверила, что мы больше никогда в жизни не будем курить в тамбурах. Менты, лишь слегка намекнув на возможность профилактического обыска и штрафа при рецидиве преступления, свалили дальше в поисках более кредитоспособной жертвы. Эх, знали бы они, что только что упустили возможность получить как минимум, жирную палку, а как максимум, благодарность с повышением по службе и бесплатной путевкой в Крым за раскрытие опаснейшего для общества заговора банды наркоторговцев…
Когда они ушли, я стер со лба холодный пот и, вернув себе невозмутимый вид, произнес, обращаясь к Антону: «Хорошо, что они нас не обыскали, а то твое перышко нас бы серьезно задержало в этом городе!». Ответ Антона был таким: «Хорошо, что они не залезли в наши рюкзаки, а то нам пришлось бы задержаться в других местах, не столь отдаленных!»
Тут невозмутимость вновь покинула меня, а в ушах зазвучало «По тундре, по железной по дороге…», ибо я внезапно вспомнил о содержимом наших рюкзаков, о чем я почему-то совсем забыл в процессе разговора с мусорами. Присвистнув, я медленно и тяжело сполз на сиденье, прикидывая в уме, что за два букета, да что там букета, скорее снопа, нам дадут скорее всего не меньше пяти лет. Съездили, блядь, на Грушу, оторвались. На всю жизнь запомнится это приключение, во всяком случае на ближайшие лет пять. Хотя нет, по перваку, могут и трешку, и условно. Но все равно, хорошего мало.
«Давайте попросим судью не назначать нам пенальти!»- взмолился Атаман, глядя в конец вагона, и мы увидели, как из тамбура вывалилась грузная тетка в контроллерской форме. В этот раз феноменальное везение и умение Дестроя уничтожить мозг противника вновь спасли нас, контролерша, выслушав жалостливый рассказ о наших злоключениях (даже не дослушав его до конца, ибо он был длинным, как и это повествование), пожалела нас и отпустила. Когда она ушла мы долго еще сидели молча, прижавшись друг к дружке, боясь выходить покурить или даже справить естественную нужду. А тем временем за окном разворачивалась величественная картина.
Жигулевский полуостров вообще прекрасен: огромные холмы, называемые Жигулевскими горами, величественная Волга, бесконечные леса. Вокруг нас сгущалась ночь, грандиозный закат окрасил кровью небо и облака, словно холодное пламя объяло бескрайнее пространство, сквозь которое летела электричка. Вскоре после ухода контролерши мы увидели в окно то, что безуспешно искали весь предыдущий день- Жигулевское море. И оно было прекрасно, огромное, словно настоящее море, оно шумно катило свои волны под опускающимися сумерками, шумно плескалось, словно протягивая нам руки, манило. Мы сразу поняли, почему мы не дошли до него, для этого нам понадобилось бы идти целый день, не меньше. Вздохнув, мы пообещали, что еще обязательно вернемся сюда, чтобы увидеть море, дотронуться до него руками. Море сменили леса, поезд вгрызался в ночь, оставляя позади небольшие станции под названиями «N-ый километр», абсолютно пустые и безжизненные. Казалось, что человек покинул этот прекрасный край, который теперь принадлежит только нам. Пустой вагон усиливал это ощущение. Мы чувствовали себя первооткрывателями, совмещающими в душе восхищение красотой увиденного и страхом перед неизвестностью…

to be continued...
Subscribe

promo ogneev september 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments