Дмитрий Родионов (ogneev) wrote,
Дмитрий Родионов
ogneev

Приднестровское распутье: выбор из трех «зол».

11 декабря в Приднестровской Молдавской Республике состоялись очередные президентские выборы. Пятые по счету за 20 лет существования страны, но первые альтернативные и практически свободные. Сейчас, в преддверие второго тура, рано говорить о том, кто в итоге будет у власти в Приднестровье в ближайшие 5 лет, но одно можно констатировать как факт: двадцатилетняя эпоха правления Игоря Смирнова завершена.

Нам трудно судить о том, что же сейчас происходит в кулуарах власти в Приднестровье, о чем договариваются между собой кандидаты. Но вот, что мы имеем на данный момент: по результатам первого тура лидирует с серьезным отрывом экс-спикер парламента Евгений Шевчук. На втором месте идет нынешний спикер Анатолий Каминский, и лишь на третьем действующий президент Игорь Смирнов. Точно можно сказать сейчас лишь одно Смирнов проиграл. Теперь, чтобы сохранить хотя бы толику влияния в республике ему придется договариваться с оппонентами. И не просто договариваться, а оговаривать условия передачи власти. Времена, когда он выигрывал выборы на безальтернативной основе, прошли. В Приднестровье состоялись первые в истории свободные выборы, к которым Смирнов и его система оказались не готовы. Политический кризис в стране налицо, действующий президент слишком полагался на свое окружение, которое сумело убедить его в том, что ему нет альтернативы в приднестровской политике. Теперь остается лишь ждать того, как Смирнов будет оценивать свершившийся факт, а ведь именно от действующего президента сегодня во многом зависит то, как быстро страна выйдет из кризиса и выйдет ли вообще.

Сегодня многие говорят о повторении в ПМР т.н. «юго-осетинского сценария», так же, как в Южной Осетии говорили о возможности повторении абхазских событий 2004 года. Прежде, чем попытаться понять, что происходит сегодня в Приднестровье, нужно оценить уровень гражданского общества в непризнанных государствах постсоветского пространства, что является определяющим фактором сценария их будущего развития. Я уже неоднократно писал о том, что государства СНГ-2 тут можно смело ставить на одну планку с государствами СНГ-1, т.к. ни о каком полноценном гражданском обществе ни в одной из стран-бывших республик СССР говорить не приходится. Увы, большинство этих стран, включая саму Россию, имеют то или иное количество признаков т.н. «failed state», у кого-то больше, у кого-то меньше. Возвращаясь к, собственно, гражданскому обществу, попытаемся оценить его с точки зрения такого простого фактора, как сменяемость и преемственность власти. Если не брать в расчет государства Балтии (в которых хотя бы видимый уровень демократии обязывает поддерживать членство в ЕС), то мы видим, что остальные республики делятся на три типа. Те, где до сих пор правят советские партийные вожди; те, где правят национальные лидеры или их преемники, которые либо уже отсидели в своих креслах как минимум 10 лет, либо собираются сидеть не меньше; те, где смена власти произошла путем революции или переворота хотя бы один раз, а то и больше. Думаю, после этого сторонники западных ценностей, которые любят обвинять непризнанные государства в несменяемости власти, объясняя эту несменяемость и отсутствие в них демократии собственно непризнанностью, должны немного остыть. В чужом глазу, как говорится. Так получилось, что ПМР единственная страна из государств СНГ-2, лидер которой не менялся ни разу за 20 лет существования. И главная причина в том, что честные выборы и сменяемость власти – это роскошь, которую может позволить себе далеко не каждый, тем более в условиях вялотекущей холодной войны с соседями, претендующими на их территорию.

Если рассматривать такие страны, как Абхазия и Южная Осетия, то про них можно смело сказать, что даже, несмотря на опасность перерастания политического кризиса в гражданское противостояние, они могут позволить себе гораздо больше, чем та же ПМР. Определяющим фактором тут является признанность со стороны России и с Россией же общая граница. Последняя, очевидно, не будет смотреть сквозь пальцы на то, что происходит в этих республиках и сделает все для сохранения в них стабильности, разумеется, с оглядкой на то, что необходимо уметь работать с тем, кого выбирает народ, а не только с собственными ставленниками (чему во многом научили абхазские выборы 2004-го года). Для этих стран – Россия залог и гарант стабильности. Когда ты находишься под бдительным присмотром взрослых, можно ведь пошалить и пошуметь, и побегать, и повалять дурака. Схожая картина в НКР, только там роль России играет Армения. Но даже, несмотря на некоторую описанную «вседозволенность» для власти во всех трех республиках зафиксирована демократическая ее смена. Правда, в Абхазии это чуть не привело к кровопролитию в 2004-м, а после признания Абхазию, по выражению оппозиции, как абхазской, так и российской, окончательно разровнял «чуровский бульдозер», что не дает возможности говорить о демократичности выборов. Но ведь власть меняется, во всяком случае, в лицах. А то, что выборы недемократичные, так, где в СНГ они демократичные? Может, в России???

В ПМР ситуация иная. У них под боком нет заступницы-России, которая поругает, конечно, но в критической ситуации придет на помощь. Для выживания необходима в первую очередь стабильность, ибо любые потрясения здесь чреваты гораздо более неприятными последствиями для суверенитета, чем в других непризнанных государствах. Стабильность – залог существования республики. Да, про Смирнова можно сказать много плохого: практически все, что у нас в 90-е говорили про «Семью», можно перенести на приднестровскую почву. Я не хочу напоминать нашим либералам, поносящим Смирнова за то, что, мол, наворовал, засиделся, как они обожествляли в свое время Ельцина и его родственничков. Вопрос в том, что в условиях непризнанности, в условиях отсутствия полноценного гражданского общества, способного сделать однозначный выбор в пользу стабильности и развития, единственным вариантом остается преемственность власти. Смирнов себе преемника не воспитал. Почему – вопрос отдельный. Немаловажную роль тут сыграл «Шериф», который, очевидно, давно ждет, когда власть Смирнова зашатается, не предпринимая никаких серьезных действий для того, чтобы ускорить процесс, но и всячески мешая всему, что может его замедлить. Провал идеи создания противовеса «Обновлению» в виде Патриотической Партии Приднестровья во главе с сыном Смирнова – тому подтверждения. Я уж не говорю о том, что народ, от Смирнова реально уставший (что показали нынешние итоги выборов), вряд ли воспринял бы идею престолонаследия с воодушевлением. Отношение большинства приднестровских обывателей к своему президенту можно выразить так: Игорь Николаевич, мы вам бесконечно благодарны за все, что вы сделали для республики, но сейчас, пожалуйста, уйдите!

Но вернемся к нынешней ситуации в Тирасполе. Итак, картина вырисовывается следующая: есть Смирнов, который пока еще хотя бы формально контролирует силовые структуры, финансы, но не пользуется поддержкой населения. Конечно, мало кто из политически активных приднестровцев, из числа тех, кто голосовал против действующего президента, готов на потенциальный «майдан», тем более, что Смирнов все-таки надежно контролирует границы республики и оградил ее от тлетворного влияния и финансовых потоков Запада, во всяком случае, в том объеме, как это было на Украине. К тому же недельное молчание действующего президента можно объяснить тем, что с потерей власти он таки смирился и готов к любому компромиссу. Есть Каминский, который, судя по результатам первого тура, имеет рейтинг выше, чем у Смирнова, но не намного. Что, кстати, можно было очень легко переиграть, обладая соответствующим админресурсом, если бы Смирнов опять же не верил столь беззаветно своей команде и понимал реальную картину происходящего. Однако за Каминским стоит «Шериф», который контролирует в стране все то, что не контролирует президент, а еще он пользуется поддержкой Кремля (во всяком случае его либерального крыла), что тоже чрезвычайно важно И есть Шевчук, который по факту является самым популярным политиком в стране, но кроме, собственно, этой популярности, не обладает больше ничем. Недавно обнародованные телефонные переговоры его помощника с лидером коммунистов Молдовы о возможной поддержке Москвы, показали, что никаким сколь бы то ни было серьезным финансовым ресурсом, необходимым для победы, Шевчук не обладает. Теперь посмотрим, какие возможны варианты развития событий.

Для Смирнова задача максимум – сохранить власть в полном объеме, т.е. сохранить статус-кво, уже провалена. Учитывая его нынешнее положение и имеющиеся рычаги влияния, единственным способом достичь этой цели была отмена итогов первого тура любой ценой. Однако после этого пришлось бы вводить чрезвычайное положение, а это фактически государственный переворот и неприкрытая диктатура. При этом пришлось бы серьезно поссориться как с собственным народом, рейтинг доверия которого к нему итак упал ниже плинтуса, так и с всемогущим «Шерифом», который еще, ко всему прочему, формально поддерживается Россией. Думаю, выбирая из двух зол, любой более или менее прагматичный политик предпочтет первое.

Для Каминского любой компромисс сегодня уже не решение. Полагаю, он уже реально слышит звуки инуагурационного оркестра и может диктовать Смирнову весьма жесткие условия. Тем более, что даже если он не пойдет на компромисс с действующим президентом, он вполне может претендовать на честную победу во втором туре, учитывая широко декларируемую им «поддержку» России (на этом можно выстроить свою кампанию в противовес «западнику» Шевчуку) и значительное число голосов смирновских избирателей, голосующих за стабильность и сохранение вектора развития, а не за фамилии.

Пожалуй, самые слабые позиции в этой борьбе, как ни парадоксально, у лидера гонки – Шевчука. Дело в том, что за ним – правда, а больше за ним ничего и нет: ни админресурса, ни поддержки крупного внешнего игрока, ни поддержки силовиков, ни серьезных денег. А то большинство, которое его поддерживает – опять же вряд ли способно на «майдан», тем более, что в ПМР, как я уже говорил, отсутствует одно из главнейших условий «майдана» - мощная финансовая и идеологическая поддержка.

Первый вариант развития событий, о котором я говорил – отмена итогов выборов и введение чрезвычайного положения, судя по всему, уже остался лишь мечтой некоторых наиболее радикально настроенных сторонников нынешней власти из числа представителей чиновничьего аппарата, страшащегося любых перемен. Тут сразу вспоминается ГКЧП. Полагаю, что Смирнов сильно засомневался в том, что силовики действительно будут подчиняться ему, а не разбегутся без единого выстрела, и не был готов зайти слишком далеко в попытке удержать ускользающую из его рук власть.

Самым лучшим вариантом для него было бы договариваться с оппонентами. Вопрос в том, с кем? С Шевчуком? Это могло бы произойти, если бы, учитывая незначительность отрыва Каминского от Смирнова, во второй тур прошел бы все-таки Смирнов и выиграл бы его в напряженной борьбе, а Шевчук получил бы довольно–таки ощутимую компенсацию, например, пост премьер-министра. Этот сценарий, конечно, надо было пытаться реализовать с самого начала, как наш Ельцин, в 2006-м за полгода грязнейшей кампании реально добившийся того, что его «победа» над Зюгановым выглядела относительно честной. Все бы хорошо, если бы ни одно «но» - «Шериф».

Последний нельзя просто взять и вычеркнуть из расчетов и договариваться с ним можно только на условиях, которые выдвинет он сам. Поэтому не исключен был и сценарий сепаратных переговоров Смирнова с Каминским, по результатам которых именно они, под каким-либо предлогом сняв с выборной гонки Шевчука, вышли бы во второй тур. Тем более, что у «Шерифа» есть и более серьезные рычаги давления на президента – 35 процентов, принадлежащие Смирнову. Серьезный выкуп за власть, уже практически потерянную. Как Смирнов будет в этом случае делиться властью? И не просто делиться. Он с «Шерифом» давно разделил в стране все, что только можно. Но теперь делиться придется последним, и это, как говорится, не обсуждается. Кончится это тем, что Приднестровье окончательно превратится в «республику Шериф», как его в шутку многие называют уже сейчас. Вопрос лишь в количестве «высот», которые новые хозяева страны оставят нынешнему президенту. Для Смирнова это крайне нежелательный вариант, хотя и самый простой, и самый надежный в данной ситуации.

Конечно, возможен и третий вариант, что в Приднестровье победят демократические ценности, и во втором туре снова первым будет Шевчук. Но не стоит забывать о том, что «Шериф», не первый год претендующий на всю полноту власти в республике, давно готов в любой момент выхватить ее из слабеющих рук Смирнова и уж точно никогда не даст поднять ее другому, когда та упадет. И какой из описанных выше сценариев будет в итоге реализован – решать, видимо, уже не народу Приднестровья, он свой выбор уже сделал. Вот только очень многие в республике еще не готовы прислушиваться к этому выбору.

Для многих приднестровцев, в том числе тех, кто не поддерживает Шевчука, приход к власти Каминского – худшее из зол. В ходе своей избирательной кампании этот кандидат больше всех допускал нарушений (жалоба Смирнова тут не просто агония умирающего «царя»), подкупал избирателей, использовал админресурс, заставляя голосовать за себя сотрудников «Шерифа» (по некоторым данным число сотрудников холдинга, куда входит «Шериф» составляет до 12,5 тысячи человек) и членов их семей, агитация за него шла даже на избирательных участках в день голосования. По самым скромным подсчетам первый тур обошелся Каминскому в 20 миллионов долларов. При этом он не скрывает своих симпатий идее конфедерации с Молдовой, очевидно для того, чтобы понравиться либеральному крылу «Единой России», давно носящемуся с этим планом, поддержку которого он активно использует для раскрутки своего образа, выставляя ее в качестве поддержки самой России. Понимает ли он, что для Москвы он всего лишь приводной рычаг, возможно, одноразового действия – вопрос десятый

На этом фоне меньшим злом выглядит Шевчук, остающийся «темной лошадкой» для многих не только в России, но и в самом Приднестровье. Откуда у него деньги на выборы – никто не знает. Кто-то считает его креатурой определенных кругов в молдавской политической элите, а кто-то запасной фигурой «Шерифа» (тем более, что многие «обновленцы» после первого тура не скрывали того, что голосовали за него, а не за партийного лидера). Но если будущее ПМР при Шевчуке и Каминском более или менее очевидно, то, куда поведет страну Шевчук – неизвестно никому. Наверное, это и является основным компонентом его победы в первом туре – из трех «зол» выбирают меньшее. Теперь главный вопрос в том, какое из «зол» выберут приднестровцы в воскресенье. Одно ясно – стабильности, в течение 20 лет державшей страну в законсервированном состоянии, уже не будет. А вот куда будет сделан главный шаг новой власти: в пропасть или в сторону развития и укрепления республики – мы увидим, думаю, уже в ближайшее время.

Развязка первого в истории и самого сложного узла из всех «гордиевых узлов» приднестровской политики близка. И зависеть она будет, как я уже говорил, во многом от того, что для основателя республики Игоря Николаевича Смирнова является приоритетом: власть или будущее страны. Впрочем, критики тут меня могут снова поправить, сказав, что под полным контролем «Шерифа» будущее республики явно не самое светлое. Равно как и под властью Шевчука, в этом случае оно будет, по крайней мере, туманным. И они будут правы. Ситуация, когда нужно выбирать из двух или трех «зол», не самая лучшая. Но, видимо, она неизбежно, уж больно сильно Смирнов, при всем уважении к его заслугам, запустил ситуацию, и выводить страну из нее придется уже другим людям. Но, если Приднестровье с честью выдержит это испытание, можно будет говорить о полноценном гражданском обществе и государстве, состоявшемся во всех отношениях, назло недругам и излишне навязчивым «друзьям» из Москвы.

http://forum-msk.org/material/news/7944393.html
Tags: ПМР, Смирнов, выборы президента ПМР 2011, геополитика, политанализ
Subscribe

promo ogneev september 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments