August 8th, 2017

Утилизация «лишнего» населения и территории

Политолог Дмитрий Родионов — о том, почему Украина за три года так и не смогла создать боеспособную армию



В последний день ушедшей недели, 6 августа, из Донецка пришло известие о том, что военнослужащие ВСУ на Мариупольском направлении обстреляли из «Градов» позиции запрещенного в России «Правого сектора». Возможно, для людей, далеких от той войны, это покажется чем-то диким: свои стреляют в своих. Для тех, кто хорошо знаком с реалиями, это не новость.

Помню, как сам впервые столкнулся с подобным явлением. Только там все было наоборот: позиции ВСУ подверглись обстрелу из танков со стороны позиций карательного батальона «Айдар». Было это на Бахмутке ранней весной 2015 года. И я мог наблюдать все это дело в бинокль. Я тогда не понял сразу, кто их обстреливает. Наши? Но наши соблюдают перемирие. И «ложили» явно не с наших позиций. Потом мне объяснили, что это «Айдар». В ответ на вопрос «Зачем?» сопровождавшие меня ополченцы рассмеялись: «Как зачем? А чтобы они в плен не сдавались!»

Оказалось, все очень просто. Тогда ведь в ВСУ еще служили в основном призывники, те, кто попал в жернова сменяющих одна другую мобилизаций, — люди, мягко скажем, не шибко мотивированные воевать. Тем более это общеизвестный факт: в жернова мобилизации (или как ее называют на Украине — могилизации) попадали в основном жители юго-востока страны, западенцы от призыва прятались целыми деревнями. Так вот эти призывники и в плен, бывало, сдавались, и просто переходили на сторону ополчения с оружием. Помните случай, как один даже на БМП пытался сбежать? И вот, чтобы этого не происходило, предельно мотивированные нацисты из карательных батальонов их периодически «кошмарили». Иногда даже просто так, чтобы не скучали. Впрочем, вэсэушники нередко отвечали им взаимностью: помню несколько случаев, когда «правосеков» банально вырезали спящими.

Нормальна ли эта ситуация? В принципе, во все времена в войнах применялась практика заградотрядов, децимации за трусость в бою. Однако украинскую армию с натяжкой можно назвать нормальной. Что тогда, когда гражданская война только разгоралась, все прежние институты государства, включая армию, были разрушены переворотом и дезориентированы, что сейчас, когда что-то более или менее работающее удалось построить.

Collapse )
promo ogneev september 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…

С Международным днем альпинизма!

8 августа в мире отмечается Международный день альпинизма или День альпиниста — праздник, который не знает границ, объединяя всех настоящих мужчин и твердых духом женщин. Появлением этого праздника мы обязаны двум смельчакам-швейцарцам — врачу Мишелю-Габриэлю Паккарду (Michel-Gabriel Paccard, 1757–1827) и горному проводнику Жаку Бальма (Jacques Balmat, 1762–1834). 8 августа 1786 они первыми из всех альпинистов достигли высшей точки Альп — вершины Монблан, высота которой составляет 4810 метров над уровнем моря.

Чтобы осознать весь масштаб их подвига, обратимся к предыстории. Интерес к вершине Монблан среди путешественников появился еще в середине 18 века. Ежегодно они сотнями приезжали в долину Шамони (Chamonix), где расположен пик, чтобы попробовать добраться до «высотного полюса Европы», как его иногда называют. В восхождении скалолазов, как правило, сопровождали жители Шамони — крестьяне, которые, видя интерес к их родным местам, переквалифицировались в горных гидов. Однако все попытки заканчивались неудачами.

Массовое желание покорить Монблан достигло апофеоза в начале 1760-х годов, когда Гораций Бенедикт де Соссюр (Horace-Bénédict de Saussure, 1740–1799), швейцарский геолог, ботаник и альпинист, не сумев взойти на вершину, назначил огромную премию тому, кто сделает это первым. Но в последующие 26 лет все попытки штурма горы для многих гидов заканчивались трагически. Но летом 1786 года путешествующий врач Мишель-Габриэль Паккард встретился с местным охотником и горным проводником Жаком Бальма, и тот предложил ему вместе подняться на вершину, сказав, что знает легкий путь. Историческое, как позже оказалось, восхождение было назначено на 7 августа. А 8 августа в 18 часов 23 минуты Паккард и Бальма достигли пика горной вершины Монблан. Кстати, «легкая» тропа, как выяснилось по мере продвижения, была не такой уж и легкой, и несколько раз Паккард даже готов был повернуть назад, но Бальма, подгоняемый мыслями о вознаграждении, удержал своего напарника. Хотя подъем был достаточно трудным, путь на вершину занял чуть более суток. Интересен тот факт, что первым на вершину взошел Паккард, хотя Бальма двигался с большим энтузиазмом. Именно Паккард установил флаг на вершине Монблан и сделал в дневнике записи о температуре и давлении воздуха, а также зарисовки соседних вершин.

После спуска Паккард взялся за написание книги о восхождении, а Бальма отправился к Соссюру за вознаграждением как покоритель Монблана. Деньги Соссюра сделали свое дело, поэтому мир признал первопроходцем именно Жака Бальма. С тех пор все альпинисты отмечают свой праздник 8 августа — в день, когда была покорена самая высокая вершина Альп. Причем своим праздником этот день считают не только покорители горных вершин, но и люди, занимающиеся промышленным альпинизмом. В мире с каждым годом становится все больше высотных зданий, и такие специалисты могут помыть окна и фасады, провести их покраску и ремонт, убрать снег и сосульки, смонтировать кондиционер и выполнить прочие операции на данных сооружениях, где применение строительных лесов невозможно.


Я человек, лишь недавно начавший приобщаться к красоте гор. Надеюсь, когда-нибудь смогу назвать 8 августа профессиональным праздником. А пока хочу поздравить всех причастных, всех кто был там, где никогда не дано побывать простым смертным! И всех, кто еще будет. И, как всегда, позавидовать тем, другим, у которых вершина еще впереди!