Дмитрий Родионов (ogneev) wrote,
Дмитрий Родионов
ogneev

Category:

Почему Вашингтон не позвал Москву на встречу международной коалиции по борьбе с ИГИЛ?

В Вашингтоне скоро состоится встреча международной коалиции по борьбе с «Исламским государством», возглавляемой США. Россию на эту встречу не позвали. Об отсутствии представителей России уже успел сообщить исполняющий обязанности пресс-секретаря Государственного департамента Марк Тонер.

Как известно, Трамп не раз заявлял, что готов бороться с ИГИЛ вместе с Россией. Что же произошло? Почему члены коалиции хотят обсудить за спиной России новую стратегию своего поведения на Ближнем Востоке, а возможно, создание антитеррористического центра для борьбы с терроризмом?

Прокомментировать этот факт редакция Azeri.Today попросила российского политолога Дмитрия Евстафьева и руководителя Центра геополитических исследований Института инновационного развития Дмитрия Родионова.

Дмитрий Евстафьев

«Безусловно, главная цель США на Ближнем Востоке сейчас – попытаться перехватить инициативу у России, Турции и Ирана в условиях, когда ранее - при Обаме - созданная коалиция начинает «расползаться», - считает Д. Евстафьев. -  Ключевым фактором будет не столько «обход» России, сколько изоляция Ирана, который играет существенную роль в российских усилиях по стабилизации ситуации на Ближнем Востоке. Поэтому администрации Трампа очень нужен некий «свой» сирийский процесс, в котором именно Вашингтон играл бы ключевую роль, и не было бы Ирана.

Трамп в целом возвращается к той тактике в сирийском конфликте, которую проводил Обама – имитация бурной активности и попытки политического конструирования, хотя и с большим акцентом именно на антитеррористическую тематику (а не на переформатирование Сирии и Ирака), что, естественно. Трамп не может отказаться от заявлявшихся им в предвыборный период обязательств по борьбе с террористическими организациями. Но сейчас уже очевидно, что преодолеть инерцию, созданную действиями предыдущей администрации на Ближнем Востоке, Трамп не смог и вероятно уже не сможет.

Собственно, то, чем занимается сейчас Трамп – это спасение или убедительная имитация спасения «достижений» Обамы в Сирии и Ираке. Это особенно видно по поведению американцев в ситуации вокруг Мосула.

Другой ключевой задачей США является консолидация своих союзников внутри Сирии и предотвращение их втягивания в орбиту откровенно террористических организаций. Последние события в Дераа и Идлибе грозят Вашингтону окончательной утратой влияния на текущие процессы передела контроля и влияния «на поле боя». Вашингтон может просто остаться без союзников, имеющих силовой потенциал. Показательно, что активность Вашингтона проявляется на фоне крайне невнятной встречи участников конфликта в Женеве, где со стороны оппозиции присутствовали люди, которые, вполне возможно, через полгода вообще никого не будут представлять. А именно «женевский процесс» для США был магистральным направлением.

Но в целом, действия по созданию некоей новой коалиции по борьбе с ИГИЛ и ан-Нусрой без приглашения России являются четким сигналом, что никакой «большой» сделки с Россией по Ближнему Востоку не будет, во всяком случае, в ближайшее время. Это связано как с тем давлением, которое оказывается на администрацию Трампа, так и с тем, что сделка «по состоянию на сейчас» фиксировала бы стратегическое поражение США в регионе и укрепляла бы позиции России и Ирана, что для Трампа неприемлемо. Он старается это положение изменить.

Вопрос в том, насколько ему удастся подкрепить политическое конструирование и обновление западной антитеррористической коалиции на политическом уровне, какими-то реальными ресурсами, «инвестированными» в регион и новыми бесспорными успехами «на земле»».

В свою очередь, Д. Родионов считает, что никакой антитеррористический центр для борьбы с терроризмом за спиной России никто не создаст, и никакая коалиция никакой стратегии не выработает.

Дмитрий Родионов

«И все по одной простой причине: никакой коалиции как некоего центра принятия решений просто не существует. Существуют США и их вассалы, 99 процентов из которых не имеют не только интересов в регионе, но и вообще четкого представления о том, что там происходит. Для большинства из них участие в этой авантюре (по больше части — формальное, реально воют там только США и еще пара-тройка стран двумя с половиной самолетами) исключительно из-за выполнения «вассального долга». Как та же Грузия в свое время в Афганистане. Понятно, что Вашингтону было бы намного комфортнее, чтобы за них воевали другие (как в Ливии в 2011-м), но в Пентагоне прекрасно понимают, что эти другие, даже все вместе взятые в военном плане — полный ноль. По сути, в Сирии есть пять крупных внешних игроков, которые действительно имеют серьезные интересы. Это США, Россия, Иран, Турция и страны Залива (у последних интересы не всегда и во всем совпадают, но в целом, их можно отнести к одной группе). При этом реально воюют (в том числе, и на земле — первые четыре. Есть еще Израиль, чьи интересы сводятся к недопущению усиления Ирана (и в этом они совпадают с интересами США, Турции и монархий) и сохранению за собой оккупированных арабских, в частности — сирийских территорий (а вот тут интересы расходятся), для чего Израилю выгодно продолжение хаоса в регионе, несмотря на очевидную опасность для него самого в случае победы радикалов.

Одним словом, Сирия и Ирак сегодня — это мощный клубок переплетения интересов и противоречий многих стран, по сути, мировая война в миниатюре. Однако реально на что-то влияют и что-то решают только те, кого я перечислил выше. Все прочие «коалиции» — бутафорские.

Зачем Вашингтон сегодня собирает эту коалицию в полном составе, едва ли не в первые с 2014-го года? Ответ прост: это смотр рядов. Трампу нужно четкое понимание того, каким ресурсом он обладает, и на что он вообще может рассчитывать. Трамп реально не знает, что ему делать. Обаме, когда он пришел к власти, было проще — тогда все было очевидно: войска из Ирака и Афганистана надо выводить, собственно это было одним из главных пунктов его программы. Так или иначе именно действия администрации Обамы в регионе привели к тому кризису, который сегодня существует, и рецепты распутывания которого Трамп сегодня отчаянно ищет. Или рецепты простого выхода из него с сохранением лица. Думаю, ответа на вопрос «что сегодня нужно Америке в Сирии?» нет ни у кого.

Помимо очевидного интереса — победы над терроризмом, что является интересом самого Трампа, которому это нужно в первую очередь в медийном плане, в качестве подтверждения своей успешности, есть еще интересы Пентагона и ЦРУ, которые, как мы видели еще при Обаме, запросто играют в свою игру, порой игнорируя президента. Очевидно, что при Трампе это только усугубится. Победа над терроризмом требует учета интересов других игроков и их участия. В первую очередь речь, конечно, о России, и Трамп изначально об этом и сказал — сотрудничество с Россией в борьбе с ИГ было совершенно очевидным и неизбежным шагом. Однако мы наблюдаем колоссальное сопротивление американских элит против Трампа и его реформ, колоссальное давление на команду президента. И давление это идет главным образом по линии даже не начавшегося сотрудничества с Россией. В этих условиях Трамп вынужден идти на уступки антироссийски настроенному истеблишменту и демонстрировать всему миру, что США смогут решить проблему без Москвы. Что ж, Москва уже заявила, что и мы можем решить проблему без США, и те успехи, которых удалось добиться в коалиции с Ираном и Турцией (которая, между прочим, является членом НАТО — т.е. прямым вассалом Америки, что является ударом по имиджу США и НАТО как единой монолитной силы), демонстрируют, как минимум то, что без нас Трамп рискует остаться «пустым местом» в то время, как за него играть партию США будет Пентагон. Смотр «потешных полков» т.н. коалиции — это, конечно, как говорится, хорошая попытка, Дональд, но — нет!»,- сказал Д. Родионов.

https://azeri.today/articles/3445/

Tags: Большая сделка, ИГИЛ, Сирия, Трамп, с моим комментарием
Subscribe

promo ogneev september 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments