Дмитрий Родионов (ogneev) wrote,
Дмитрий Родионов
ogneev

Отчет о поездке на Грушу ч.8. Тольятти- город щедрый!

Как я уже упоминал, Груша стремительно сворачивалась. Выяснилось, что, приехав в субботу, мы приехали к кульминации фестиваля, который шел уже четвертый день. Начиная с утра воскресенья, народ спешно сваливал, чтобы успеть на свои работы, поэтому члены ОИР остались к второй ночи каждый в отдельной палатке. Свернулись и уехали все политические партии (кроме нас), шатер с телефоном, тиры, пейнтболы и прочие прелести цивилизации. Потихоньку разбирали сцены, быстрее всего обезлюдели лесные поляны, основное же поле пустело не столь стремительно и не столь заметно, по лестнице на горе тянулась бесконечная вереница людей с рюкзаками, теперь практически полностью в одном направлении- наверх. Оставались самые стойкие алконафты любители активного отдыха на природе. Природа вокруг постепенно приобретала свой естественный вид, грустно зеленели помятой травой и чернели потухшими кострищами залысины в огромном палаточном лагере.
Вернувшись в лагерь, мы выяснили, что вместе с большинством туристов свалили повара, и готовить нам теперь придется самостоятельно. Впринципе, нас это не слишком смущало, тем более, что мы планировали оставаться в лагере до упора, т.к. денег на обратную дорогу у нас не было, а лагерь, по словам Бори, должен был простоять еще несколько дней. Кое-как приготовив в котелке Ролтоны (которые в тех местах именовались "Море"), мы расселись под тентом, где играл и пел Д. Твердый (</a></b></a>d_tverdy), и весь лагерь сидел вокруг и слушал. Лександр предложил мне пойти за пивом на местный рынок. Рынка я еще не видел, потому согласился. По дороге мы зашли в полупустую палатку с интернетом, откуда я написал пост. Несмотря на то, что большинство торговцев уже уехали, рынке поразил меня своей протяженностью, а также дикими нечеловеческими ценами (хлеб- 20 рублей). Мы долго бродили по рынку, думая, что бы взять ( у Беленького как обычно завелись невесть откуда деньги), и нас душила жаба. Там до нас доебались две какие-то местные озабоченные малолетки, пытавшиеся заманить нас в свой лагерь, соблазнив халявной хавкой. Они хотели, чтобы мы зашли в их лагерь, вскинули руки и закричали:" Тольятти- город нежадный!" (представляете, какими клоунами мы бы выглядели), тогда нас типа накормят, напоят и спать уложат. Мы уж не знали, как от них отвязаться, Лександр предложил им спор, который выиграл, дефки обиделись и заявили, что мы еще и денег им должны за еще несъеденный хавчик. В общем мы кое-как от них скрылись и продолжили путешествие по рынку. Съели по жигулевскому чебуреку (30 рублей штука), а вместо пива в итоге купили квас "Никола", рекламу которого мы раньше часто видели, но до тех пор еще не пробовали.
Когда мы вернулись в лагерь, Атамана мы не нашли. Как выяснилось, он, стрельнув последний прайс у </a></b></a>den_shi, отправился за водкой на тот же рынок и купил ее там из под полы аж за 150 рублев (торговля водкой на Груше официально была запрещена).
Вскоре стемнело, и началась вторая грушинская ночь.Я грелся у костра, Антон с Дэном и Рузовым пили водку  на лавке в темном углу лагеря, где их никто не мог увидеть и попросить поделиться, Саша вновь упорол на поиски приключений, а Лена спала в своей палатке. Мои же мысли были заняты одним- забуриться куда-нибудь подальше от людских глаз и употребить то, что мы нарвали на склоне. Сходу выяснился ряд сложностей, помешавший нам в итоге сделать это. Первое: было дико холодно, второе: у нас не было фонаря, а на в лесной чаще или на берегу реки, куда мы планировали идти изначально, была кромешная тьма, третье: у нас не было сковороды (как выяснилось впоследствии, все это было у Лены, но тогда я об этом не знал, а когда узнал, долго грыз ногти). В общем наше мероприятие угрожало накрыться пиздой, и я начал потихоньку впадать в отчаяние. Меня буквально трясло от осознания моего бессилия, и я даже немного потерял контроль над собой и попытался приготовить отвар из редких растений прямо на месте на глазах у охуевших от такой наглости ментов, но меня вовремя остановили.
В этот момент Дэн открыл мне тайну mojo, и я уже не мог думать в тот вечер ни о чем другом, идея приобретения и увеличения mojo захватила мое воображение. Пока я размышлял о mojo, проснулась Рыжая, и Рузов предложил всем вместе идти на концерт жидо-хипарей растаманов. Когда мы пришли к оранжевой сцене "Экспедиции", там уже было полно пьяного люда (несмотря на 2 часа ночи), пришедшего послушать самого Рому ВПР (великого поэта России). Рузов все время куда-то исчезал, а потом возвращался, пока однажды не свалил окончательно в неизвестном направлении, а мы втроем стояли в толпе и слушали Рому, который, надо сказать, не произвел на меня никакого впечатления. Более того, я умудрился заснуть несколько раз (стоя!), будили меня локтями продирающиеся сквозь толпу фанаты ганджи. Проснувшись в итоге окончательно и увидев вокруг такое количество враждебной русскому национальному самосознанию публики, я предложил Антону замутить провокацию в духе выкрика "Бей хиппарей!". Однако оценив количество поклонников черномазой Африки, я понял, что нас могут немного поколотить. Тогда я предложил прокричать: "Скины наших бьют!", дабы посеять панику в толпе и заставить растаманов мочить друг друга по ошибке вместо мифических скинов, Антон же предложил поставить в фразе запятую, чтобы получилось "Скины, наших бьют!" и создать иллюзию присутствия на концерте большого количества бритоголовых дуболомов. В итоге, посовещавшись, мы вспомнили, что теперь сами растаманы, и решили не разрушать хрупкого грушинского мира. Я мужественно дослушал негритянские мотивы до конца и уже предвкушал сладкий сон в палатке или у костра (ночь до этого я ведь почти не спал, и глаза мои слипались), но Антон, протрезвевший впервые за все время пребывания на Груше и решивший видимо наверстать упущенное и сделать то, ради чего он сюда на самом деле приехал ( мне все время вспоминался кадр из "Особенностей национальной рыбалки", помните там было: "Я сюда не за этим приехал. Я приехал рыбу ловить. Большую такую рыбу."), т.е. послушать музыку. В общем он нас потащил на другую сцену, где выступали какие-то барды. Было уже 4 утра, но поляна была усеяна телами, которые лежали прямо на земле, укрывшись одеялами и накидками. Мы сели на Антоновский плащ, который он почему-то называл плащ-палаткой, с которого я все время скатывался, т.к. спал на ходу. Выступала какая-то группа "Резонанс", косившая под фламенко,которая привела Атамана в неописуемый восторг, а меня только еще больше усыпила. После них барды спели по традиции что-то типа "Милая моя, солнышко лесное" и фестиваль был официально объявлен закрытым.
Когда мы вернулись в лагерь, все уже спали и костер почти погас. Расшевелив его, мы завалились спать втроем в мою палатку, накрывшись моим плащом, и продрыхли до полудня...
Tags: Груша-2006
Subscribe

  • (no subject)

    Завершение яйцещемительной истрии и приключениях вашего покорного слуги в самарской области в июле 2006-го года. Краткое содержание предыдущих…

  • (no subject)

    Все ближе и ближе к завершению мое повествование. Как оно было, июль 2006-го года, Самарская область, Груша. Краткое содержание предыдущих серий:…

  • (no subject)

    Дорогие друзья! Спустя три года после образования ОИР во время экстремальной и полной приключений поездке на Грушу я решил завершить начатое и…

promo ogneev september 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments