Дмитрий Родионов (ogneev) wrote,
Дмитрий Родионов
ogneev

Category:

Выборы в Молдавии и Приднестровье: наступаем на те же грабли?



В Молдавии случилось, казалось бы, невозможное: действующий президент Игорь Додон проиграл Майе Санду уже в первом туре (почти на четыре процента).

Конечно, это еще не конец, предстоит еще второй тур, однако исход его не очевиден. Кандидаты могли бы поспорить за голоса сторонников выбывших участников гонки. Тот же Додон мог бы теоретически рассчитывать на поддержку голосовавших за занявшего третье место Ренато Усатого. Но лишь теоретически — личная вражда между политиками едва ли позволит сторонникам Усатого проголосовать за Додона, во всяком случае, большей их части.

При этом избиратели других участников выборов скорее склонны проголосовать за Санду. Додон мог бы, конечно, мобилизовать весь свой электорат, который на этих выборах проголосовал далеко не полностью. Но это уже отдельная тема.

Интересный факт: эти выборы фактически являются ремейком предыдущих, на которых также Додон противостоял Санду и выиграл во втором туре с перевесом около пяти процентов. В этот раз ситуация может оказаться противоположной.

Еще один интересный факт состоит в том, что Додон свой путь к власти начинал в рядах правящей тогда ПКРМ — был сначала заместителем министра экономики и торговли, потом министром. В 2009-м избран в парламент по списку ПКРМ, дважды переизбирался, в 2011-м был выдвинут партией на пост мэра Кишинева, но проиграл (что логично, столица всегда была настроена либерально и прозападно, он и на нынешних выборах ее проиграл).

В ноябре 2011 года Додон вместе с депутатами парламента Зинаидой Гречаной и Вероникой Абрамчук вышел из фракции Партии коммунистов и вскоре возглавил полуживую на тот момент партию социалистов. Кстати, этот шаг поспособствовал преодолению многолетнего политического кризиса с выборами президента (которого тогда избирал парламент и никак не мог избрать из-за непримиримой позиции шаткого коммунистического большинства). Разумеется, этот шаг Додона в партии расценили как предательство.

Партия-то новая, но, очевидно, что привычки, полученные в ПКРМ остались прежними. В каком-то смысле Додон повторил все наиболее серьезные ошибки своего бывшего вождя — Владимира Воронина. Последний, правда, продержался у власти 8 лет, но все равно власть в итоге потерял.

О каких ошибках речь? Да о несоответствии реальной деятельности предвыборным обещаниям и пресловутой многовекторности, которая уже не одного лидера постсоветской страны сгубила (достаточно вспомнить Виктора Януковича и пошатнувшееся кресло Александра Лукашенко).
Напомню, Воронин обещал едва ли не возврат в СССР: национализацию приватизированного предшественниками, русский язык в качестве второго государственного, наконец — урегулирование приднестровского конфликта путем вступления в Союзное государство России и Белоруссии.

Все это выполнено не было. Сразу после выборов Воронин заявил, что вопрос русского как второго государственного — это вопрос референдума, который проводить еще рано, дескать, давайте сначала увеличим преподавание его в молдавских школах. Однако эта попытка (введение изучения русского со второго класса в молдавских школах), равно как и попытка замены изучения «Истории» румын на «историю Молдавии» вызвала всплеск протестной активности оппозиции, и власть отступила.

То же произошло с проектом решения приднестровского вопроса, предложенном Москвой т.н. «планом Козака», который содержал два важных пункта: фактическую федерализацию страны и законодательное разрешение на размещение в регионе российских войск. Напомню, меморандум был согласован и уже парафирован лично Ворониным, однако в последний момент он отказался его подписывать, заявив, что он даёт односторонние преимущества ПМР и имеет скрытую цель — признание независимости Приднестровья.

Тогда ходили слухи, что сделано это было после звонка из Вашингтона. В 2010-м некоторые высокие лица в уже неправящей ПКРМ в приватной беседе заявили мне, что они просто испугались, что оппозиция выведет людей на улицы и свергнет их. Что, в итоге и произошло в 2009-м…

После этого с Ворониным начались кульбиты. Начиная с 2003 года, он неоднократно говорил о том, что внешнеполитическим приоритетом Молдавии является евроинтеграция, конечной целью которой должно стать вхождение в ЕС (привет, Янукович). И тут сразу вспоминается, что Додон тоже начинал как ярый сторонник сближения с Россией, но едва он стал президентом, русофильства в нем сильно поубавилось, и начались бесконечные разговоры о необходимости нейтралитета, соблюдения баланса… в общем, пресловутая многовекторность.

В этом и есть слабое место Додона. Санду в своей антироссийской позиции последовательна: она убежденная западница, вплоть до поддержки идеи присоединения к Румынии. А Додон получается — ни рыба, ни мясо. Его электорат расколот, многие не верят словам президента, помня еще об опыте Воронина, заявления которого также сильно расходились с делом. А вот электорат Санду крайне дисциплинирован. Что и показывают итоги выборов за рубежом, которые решили исход голосования: на Западе и в России проживает практически равная диаспора, однако в России проголосовало всего около 5 тысяч человек, в то время как в одной только Италии — 45 тысяч, а в Британии — более 16 тысяч человек.

Та же ситуация с вопросом Приднестровья. Россия вплоть до резкого отказа Воронина подписывать «меморандум Козака» была уверена в том, что реинтеграция региона через федерализацию Молдовы и превращение ее в союзницу Москвы — вопрос решенный. Решение Воронина было как удар обухом по голове. После этого Россия фактически пустила дело на самотек, мол, договаривайтесь сами, мы только гарантируем безопасность. Воронин договариваться не стал, а вместо этого организовал блокаду региона.

Додон также сходу дал понять, что ни о какой федерализации и российской базе речи быть не может, что он сам все решит. Ну, решай, видимо, сказали ему в Москве. Начал он хорошо, сразу же поехал в ПМР, провел конструктивные переговоры, позволившие решить ряд «бытовых» вопросов. Однако ключевой вопрос — о статусе региона так и остался за скобками. Ведь позиция Тирасполя полностью противоречила позиции Кишинева. Последний хотел «реинтеграции» региона в состав унитарного государства, а приднестровская сторона говорила: или так, как еще Козак задумал, или никак.

В общем, переговоры в итоге уперлись в непреодолимую стену. Сделать несколько действительно важных для жителей региона, но мелких в масштабах большой политике шагов Додону удалось, но главный вопрос остается нерешенным, и главное — никаких перспектив к его решению не проглядывается.

И у Санду тут позиция более выгодная. Она точно знает, как решить вопрос. Пусть непопулярными для большинства молдаван и абсолютно неприемлемыми для всех приднестровцев мерами (тут достаточно вспомнить, как ее сторонники просто не пускали жителей Левобережья на избирательные участки, чтобы те не проголосовали за Додона), но знает. У нее есть, пусть и спорный, но образ будущего. А у Додона его нет. И в этом он также проигрывает.

Да, силовой метод решения приднестровского конфликта непопулярен, но он понятен, и многие граждане Молдавии, уставшие от бесконечности проблемы, думаю, поддержали бы его при условии гарантированности успеха. Главное, чтобы это не превратилось в затяжную войну.

Оговорюсь: я вовсе не утверждаю, что Санду в случае победы сразу попытается силой вернуть регион. Однако, напомню, Россия не имеет с Приднестровьем границы, более того, между нами лежит враждебная Украина, которая в своих пропагандистских сказках давно воюет с Россией и не прочь погибнуть на «священной войне» с «москалями». Кроме того, очевидно, что на победу Санду и резкий разворот Молдавии на Запад на этом самом Западе сделали серьезную ставку, а значит, имеют далеко идущие планы.

А там, как знать… Россию обкладывают по периметру… Украина, Белоруссия, Киргизия, Карабах. Тут еще и в Грузии очередной политический кризис, грозящий обернуться сменой власти на более антироссийски настроенную. А что если вновь полыхнет Донбасс, к тому же война в Карабахе переместится на территорию Армении, что не позволит Москве просто наблюдать? Что если одновременно вспыхнут несколько конфликтов, требующие вмешательства, и в этот момент кто-то под шумок попытается «разморозить» Приднестровье»? По сути, совершить «блицкриг», уничтожив российскую группировку в ПМР можно за пару часов, а потом «извините, так получилось». Что тогда? Воевать по полной будем?

Ну, или можно установить нашей группировке и всему региону полную блокаду, опять же Россия силой будет прорывать ее, тем более, что «мировое сообщество» поддержит Кишинев, тыча в обязательства еще Ельцина вывести группировку?

В общем, вариантов тут масса — от просто плохого до катастрофического для нас. И винить в этом Воронина, Додона или еще кого не стоит. Нужно было участвовать в политических процессах в соседних странах, не ограничиваясь ставкой на тех или иных политиков, которые оказываются в итоге или политическими импотентами, или предателями.

https://eadaily.com/ru/news/2020/11/03/vybory-v-moldavii-i-pridnestrove-nastupaem-na-te-zhe-grabli
Tags: eadaily, Додон, Молдавия, ПКРМ, ПМР, выборы, непризнанные государства
Subscribe

promo ogneev september 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments