Дмитрий Родионов (ogneev) wrote,
Дмитрий Родионов
ogneev

Category:

Великий Туран уже у границ России? Или даже ближе?



Анкара пытается создать новый военно-политический блок, в состав которого войдут все тюркские государства. О подобной перспективе пишет МК, мотивируя это тем, что на фоне успешной для турецко-азербайджанского альянса военной кампании в Нагорном Карабахе эта идея получила еще большую популярность, и теперь власти страны снова вернулись к идее создания военно-политического альянса тюркских стран под руководством Анкары.

Заявления, которые содержатся в самом начале статьи, достаточно громкие, чтобы не обратить на них внимания. Тем более что после второй карабахской войны действительно появилось много разговоров о Великом Туране, которые отчасти подогреваются самими турецкими властями, хотя никаких прямых официальных заявлений о претензиях на чужие территории не звучало.

Понятно, что никто такого вслух и не скажет, однако то, что в наше время принято называть сигналами или месседжами, всегда можно уловить и расшифровать в нужном ключе.

Так, газета обращает внимание на сделанные Р. Эрдоганом во время победного парада в Баку заявления о «восстановлении исторической справедливости». Речь идет о цитате из поэмы азербайджанского поэта Бахтияра Вагабзаде, в которой речь идёт о реке Аракс, «разделённой насильно между двумя странами». В принципе турецкий лидер всегда может сказать, что его не так поняли, но все всё поняли именно так. В Иране в итоге это заявление вызвало скандал.

Понятно, что Эрдоган никогда публично прямым текстом не заявит о том, что Иран должен отдать Южный Азербайджан. Точно так же, как не станет требовать от Китая «освободить» Восточный Туркестан, населенный тюркоязычными уйгурами. Но сама логика имперскости, будь то «пантюркизм» или «неоосманизм», или, как умудряется совмещать Эрдоган, и то и другое, требует ритуальных заявлений, пусть и завуалированных, но всем, кому надо, понятных.

Другое дело – государства Средней Азии. Впрочем, и им Турция не выдвигает никаких территориальных претензий. Я хочу заметить, что она их и к Азербайджану никогда не выдвигала, в смысле не требовала «унии», как, например, некоторые румынские политики в отношении Молдавии, проповедуя вместо этого принцип «один народ – два государства». Но если следовать такой логике, то почему бы и не три или шесть государств?

Тут МК подробно разбирает отношения Турции с четырьмя государствами Средней Азии, делая вывод, что между ними может быть заключен военно-политический союз. Автор обращает внимание на то, что в последнее время активно усиливаются союзнические отношения Турции с Туркменией. В первую очередь это касается поставок турецкого вооружения: передав Ашхабаду значительное количество военно-морской техники, Анкара фактически обеспечила свое присутствие на Каспии. Кроме того, Эрдоган призвал руководство Туркмении присоединиться к Совету сотрудничества тюркоязычных государств.

Автор МК напоминает, что Турция также подписала договор о военно-политическом сотрудничестве с Узбекистаном, согласно которому Анкара производит на территории этой страны свою бронетехнику. Большая партия турецкого вооружения ушла и в Киргизию, которую якобы также готовят ко вступлению в тюркский альянс.

Наконец, в материале говорится, что Казахстан также настраивает военно-политическое сотрудничество и надеется на покровительство мощной державы. Мотивируется это тем, что власти этой страны готовятся к покупке большого количества новейших дронов Bayraktar TB-3.

Хочется сразу согласиться с экспертом, процитированным изданием, по поводу отсутствия радужных перспектив у идеи создания «тюркской НАТО». Военно-техническое сотрудничество между странами осуществляется без привязки их к какому-то блоку, иногда – даже вопреки ей – та же Турция, будучи страной НАТО, купила российские С-400. Что касается пресловутых «Байрактаров», то Анкара сделала им в Карабахе отличную рекламу и многие предпочли бы их купить, а турки очень хотели бы их продать хоть кому, учитывая непростую ситуацию с американскими санкциями.

Да еще и не факт, что у Турции наладится полноценное военно-техническое сотрудничество со странами Средней Азии даже на уровне постоянных поставок какого-либо вида вооружения. Не будем забывать, что на рынке вооружений в этих странах по-прежнему господствует Россия, с которой пытаются конкурировать США и Китай.

Это касается и политического влияния. Страны региона традиционно пытаются лавировать между крупнейшими мировыми игроками – последние появления тут конкурентов просто не допустят. Да и что могут предложить турки? «Тюркский мир»? Едва ли он стоит того, чтобы ссориться с Москвой, Вашингтоном и Пекином. К тому же, подчеркну еще раз, местные элиты привыкли к политике «многовекторности».

Наконец, Казахстан и Киргизия являются членами ЕАЭС и ОДКБ, Узбекистан также входит в зону интересов этого блока, в котором также находится Таджикистан. Представить себе какие-либо военно-политические союзы этих стран с Турцией практически нереально. И даже нейтральный Туркменистан – на то и нейтральный, чем всегда гордился и пользовался, получая выгоду от разных игроков. В общем-то, все страны региона были бы не против получать некую поддержку (не противоречащую интересам Москвы, Вашингтона и Пекина) от Анкары, но дать что-либо взамен в политическом плане – едва ли. Максимум, чего на этом направлении могут добиться турки, – это создание некоего экономического партнерства, что, конечно, тоже едва ли может обрадовать Россию. Но это уже другой вопрос.

Надо заметить, что в последнее время в турецкой правоконсервативной прессе активно обыгрывается тема Великого Турана, причем в весьма провокационной для России форме. Так, в конце прошлого года подобным материалом разродилась газета AHaber, в нем обсуждался «рост страха» в российских СМИ по поводу запущенного Турцией плана «пять государств – один народ», согласно которому под влияние Анкары попадают Азербайджан, Казахстан, Туркменистан и Узбекистан.

Впрочем, это еще цветочки. Самым вызывающим стала публикация карты распространения «турецкой силы», на которой были отмечены не только Закавказье и Средняя Азия, но и российские земли, на которых проживают тюркские народы – на Северном Кавказе, в Поволжье и даже Сибири.

Чуть ранее еще одно издание Türkiye выпустило материал о Крыме, где сначала выражало приверженность «территориальной целостности Украины» и непризнанию «аннексии полуострова», а затем открытым текстом назвало Крым «древней тюркской землей, которую Россия несправедливо захватила». И в завершении авторы заявили, что Крым – это «тюркская песня», которую тюрки когда-нибудь споют все вместе.

Очевидно, все-таки без Украины, которая к концу статьи исчезла из поля зрения автора. Неудивительно, ведь она не входит в проект Великого Турана. Зато туда входят Крым, Татарстан, Башкирия, Чувашия, Алтай, Хакассия, Тува и Якутия.

Продолжение.
Tags: Великий Туран, Ритм Евразии, Средняя Азия, Турция, Эрдоган, геополитика, пантюркизм
Subscribe

promo ogneev сентябрь 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment