Дмитрий Родионов (ogneev) wrote,
Дмитрий Родионов
ogneev

Category:

Спасет ли Америку от гражданской войны партия Трампа?



Дональд Трамп может создать свою партию, которая станет третьей силой в американской политике. Таким образом он сможет принять участие в выборах президента США в 2024 году, если его не выдвинет Республиканская партия. Действующий глава государства может рассчитывать на поддержку 30 миллионов американцев. С таким несколько неожиданным заявлением выступил недавно глава ЛДПР Владимир Жириновский.

Заявление и впрямь неожиданное, даже если учесть то, что Жириновский постоянно отмечается эпатажными предположениями.

Мы все привыкли к тому, что в США двухпартийная система: представители нынешних Республиканской (основана в 1854 году) и Демократической партии (основана в 1828 году) сменяют друг друга в Белом доме с 1856 года. До этого последний раз в 1848 году выборы президента США выигрывал представитель иной партии. Это был Закари Тейлор — кандидат партии вигов. Восьмью годами ранее американским президентом становился другой представитель этой партии — Уильям Гаррисон.

Однако уже вскоре после очередного поражения на президентских выборах партия вигов фактически прекратила свое существование, ее члены разделились между главным конкурентом — демократами и молодой Республиканской партией, сформированной представителями индустриального Севера — противниками рабства. Таким образом, ключевой вопрос, из-за которого развернулась гражданская война в США, стал причиной разделения американцев между двумя ведущими и по сей день политическими силами.

На выборах 1856-го именно кандидаты от демократов и республиканцев стали главными конкурентами. Эта конфигурация касается не только выборов президента. С того же 1856 года демократы и республиканцы контролируют обе палаты Конгресса США и конгрессов штатов. Гражданская война (1861−1865) фактически зацементировала эту конструкцию.

Однако двухпартийная система не означает, что другие партии запрещены или их по каким-либо иным причинам в стране не существует. Существуют и даже регулярно участвуют в выборах всех уровней.

К примеру, уже упомянутая партия вигов официально продолжала свое существование, участвуя в политической жизни страны вплоть до конца 20 века. Всего в стране существуют около 40 федеральных политических объединений, но сегодня наиболее крупными из них считаются Конституционная, Либертарианская и Партия «зеленых».

Кстати, кандидаты от них участвовали в выборах 2016-го года, на которых Дональд Трамп сошелся в итоге с Хиллари Клинтон. Конституционную партию представлял Даррелл Касл, Либертарианскую — бывший губернатор штата Нью-Мексико Гэри Джонсон (в годы губернаторства представлявший республиканцев), а «зеленых» — Джилл Стайл, ранее также выдвигавшаяся в губернаторы Массачусетса. Участвовали даже независимые кандидаты.

Стоит отметить, что никаких законодательных препятствий ни для регистрации новых партий, ни для выдвижения ими кандидатов в законодательные собрания всех уровней и даже в президенты США не существует. Равно, как и для регистрации независимых кандидатов. Американское законодательство в этом плане ультралиберально.

Однако есть и определенные препоны. Во-первых, партии должны перерегистрироваться каждые четыре года, в случае неучастия в выборах в течении определенного времени — вносить избирательный залог.

Кроме того, выиграть хоть какие-то выборы, не имея денег и партийного ресурса (тут мы говорим только о двух партиях) возможно лишь теоретически. Плюс избирательное законодательство на федеральных выборах делает процедуру регистрации архисложной — для этого партия или независимый кандидат должны отдельно зарегистрироваться в каждом штате, собрать подписи — что очень трудоемко и дорого. Позволить себе подобное могут или миллиардеры, или представители разветвленной организации, имеющей людей во всех штатах.

Большинство же партий, как правило, действуют в пределах одного-двух штатов, где их кандидаты и избираются. Впрочем, конкурировать на равных с республиканцами и демократами они все равно не могут. Среди наиболее заметных успехов стоит отметить случай, когда Вермонтская прогрессивная партия в 2004 году получила целых 5 мест в генеральной ассамблее штата Вермонт, и это был первый случай, когда «малая» партия получала такое количество мандатов.

Кстати, основателем и лидером этой партии является небезызвестный Берни Сандерс, который в 2016-м пытался стать кандидатом на президентских выборах от Демократической партии. Таким образом, единственным шансом для представителя малой партии побороться за победу на федеральном уровне является выдвижение от одной из двух крупных.

Традиционно кандидаты от «третьих» партий на выборах президента набирают в лучшем случае по 2−3%, но это нередко может повлиять на расклад сил между республиканцами и демократами, поскольку программы «третьих» партий во многом схожи с программами крупных, и их электорат пересекается.

Так бывший до этого президентом от Республиканской партии Теодор Рузвельт в 1912-м баллотировался от Прогрессивной партии и смог даже обойти кандидата от республиканцев, «отщипнув» у него голоса и позволив победить демократу Вудро Вильсону. А спустя чуть более чем полвека кандидат Американской независимой партии Джордж Уоллес умудрился получить 46 голосов выборщиков, что позволило республиканцу Ричарду Никсону уйти в отрыв от соперника-демократа. В 2000-м году демократу Альберту Гору не удалось обойти Джорджа Буша во многом из-за «зеленого» Ральфа Нейдера.

Тем не менее, по мнению большинства экспертов, главной преградой на пути кандидатов от «третьей» партии является боязнь избирателей, голосуя за них, попросту потерять свой голос, поэтому многие голосуют только за тех, кто имеет шанс на победу. А это в США всегда представитель одной из двух партий.

В подобных условиях, представить себе не только появление новой мощной партии, но и превращение ее в равную двум политическую силу и те более — победу на самых главных выборах — затруднительно. Конечно, Трамп, человек небедный и может позволить себе такую попытку…

С другой стороны, у Трампа финансовые дела идут не очень- то и хорошо. К тому же, 12 января стало известно о кончине Шелдона Адельсона, который был «кошельком» Трампа и Республиканской партии.

Тем не менее, у действующего американского лидера есть гораздо более значимый ресурс, чем деньги — 70 миллионов проголосовавших за него. Конечно, следует учитывать, что многие из этих людей в первую очередь голосовали за Трампа как за кандидата от республиканцев, далеко не все из них готовы по его первому зову взять и перейти в другую партию, чьи перспективы весьма. Тем более, что Трамп может еще попытаться выдвигаться в 2024 году от республиканцев.

Надо отметить, что скамейка запасных у республиканцев отсутствует от слова «совсем». Если у демократов еще были реальные праймериз с интригой (хотя после первого поражения Сандерса от Клинтон было понятно, что партийная бюрократия и в этот раз не пропустит несистемного Берни), то кандидатура Трампа у республиканцев не подлежала оспариванию. Тем более, что экономические показатели до пандемии позволяли ему легко обойти любого демократа.

Согласно результатам опроса, который в начале лета провел среди республиканцев консервативный фонд Rasmussen Reports только 23% из них предпочли бы Трампу какого-либо другого кандидата. При этом, согласно опросу Foxnews, 84% опрошенных избирателей-республиканцев поддерживали Трампа.

И это на фоне погромов, устроенных сторонниками BLM, в разгар эпидемии и кризиса, когда некоторые известные республиканцы, например, Колин Пауэлл открыто поддержали Байдена!

А вот результаты исследования, проведенного Morning Consult уже в конце ноября, когда победа Байдена была уже фактом. Согласно нему, 53% республиканцев хотели бы видеть кандидатом от партии именно Трампа.

То, что поддержка Трампа поубавилась — это закономерно. Закономерно и то, что она еще больше убавилась после штурма Капитолия. Согласно опросу все той же Morning Consult, 63% зарегистрированных избирателей считают, что Трамп хотя бы «в некоторой степени» ответственен за события в здании Капитолия — впрочем, тут речь идет о всех избирателях. А вот опрос службы Quinnipiac показывает, что среди двухпартийной аудитории ответственным президента считают только 56%.

При этом почти три четверти избирателей-республиканцев по-прежнему полагают, что Дональд Трамп защищает, а не подрывает демократию. 73% уверены в том, что выборы были сфальсифицированы, 71% одобрил действия Трампа.

Тем не менее, под вопрос выдвижение Трампа от республиканцев ставит позиция его однопартийцев. Фактически предал президента Майк Пенс, некоторые конгрессмены-республиканцы открыто выступили за импичмент.

Как пишет газета Politico, окружение Трампа считает, что он не будет принимать участие на выборах лидера страны в 2024 году. Такое мнение высказали «более полдюжины республиканцев из числа соратников действующего президента». И дело тут не только в негативных для имиджа Трампа последствиях событий 6 января. Источники Politico полагают, что в случае выдвижения он будет вынужден обнародовать ряд финансовых документов, которые сделают его «уязвимым» с точки зрения продолжающихся расследований и исков в отношении него. Кроме того, некоторые республиканцы отметили, что если действующий лидер страны все же передумает, то они будут отговаривать его от этого.

Конечно же, на этом фоне говорить о том, что Трамп сможет избираться от республиканцев в 2024-м — сложно. Именно поэтому и возникают разговоры о возможности появления партии Трампа. Главный вопрос —сможет ли он переманить на свою сторону достаточное если не для победы, то хотя бы для достойного выступления на выборах число избирателей.

Надо отметить, что сегодня создается принципиально новая ситуация, в которой появление мощной третьей партии не просто возможно, но крайне востребовано. Серьезные разговоры об этом начались еще накануне выборов 2008-го года. Эти слухи основывались не столько на амбиции политиков, сколько на резко возросшем недовольством американцев как республиканцами, так и демократами. Тогдашние опросы демонстрировали, что избиратели видят в республиканцах исключительно «оголтелых ястребов», а в демократах — «экстремистов-либералов». Согласно исследованиям 2007-го года, 58% американцев поддерживали идею создания конкурентоспособной третьей партии и лишь 23% выступают против.

Сегодня ситуация мало изменилась, с тем лишь отличием, что республиканцев многие воспринимают не как «оголтелых ястребов», а как партию, близкую к политическому банкротству. В последние дни много говорилось о том, что после установления контроля над Белым домом и обеими палатами Конгресса республиканцы и вовсе могут установить однопартийную диктатуру, закрыв оппонентам путь во власть. Для этого они могут даже инициировать изменения в Конституцию, легализовать в стране миллионы мигрантов, которые стану тих избирателями, и даже расширить США за счет какого-нибудь вечно просящегося Пуэрто-Рико, что дат им еще голоса граждан и новых выборщиков.

В этих условиях Республиканская партия выглядит полностью деморализованной. И то, что они не стали сражаться за своего президента, а некоторые открыто перешли на сторону Байдена — не может понравиться не только радикально настроенному республиканскому электорату. Для многих это вопрос выживания их ценностей, которые демократы могут объявить идеологией «внутреннего терроризма».

Продолжение
Tags: eadaily, США, Трамп, американская революция, выборы президента США-2020, глубинное государство, гражданская война
Subscribe

promo ogneev september 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments