Дмитрий Родионов (ogneev) wrote,
Дмитрий Родионов
ogneev

Categories:

Ядерная война: страшилка или реальная перспектива?



Ядерная война возможна. С таким заявлением на прошлой неделе выступил глава Стратегического командования США адмирал Чарльз Ричард, допустив в своей статье для ежемесячного издания Военно-морского института возможность полномасштабного столкновения с Россией или Китаем. По его словам, раньше, со времен распада Советского союза, Пентагон не рассматривал вероятность прямого военного столкновения с ядерной державой. Сейчас же, по его мнению, ситуация поменялась.

Адмирал выразил опасения в том, что региональный кризис с КНР или Россией может перерасти в конфликт с применением ядерного оружия, если эти страны почувствуют угрозу политическому строю или государству при поражении в конфликте с применением обычного вида оружия.

Разумеется, заявление адмирала не осталось незамеченным в Москве. Наши политики тут же бросились костерить высокопоставленного американского военного за якобы скрытую в его словах угрозу. Некоторые, как, например, депутат Госдумы Руслан Бальбек, предположили, что целью статьи американского адмирала является увеличение оборонного бюджета. А сенатор Алексей Пушков посоветовал Пентагону посмотреть фильмы о ядерной войне, дескать, они забыли, что это такое.

Совет, безусловно, дельный. Впрочем, мне кажется, что слова Ричарда как раз говорят о том, что начали вспоминать.

И это, пожалуй, хороший знак.

Не только американцы, пожалуй, все мы забыли, что такое ядерная война. Люди моего возраста, к примеру, не застали той эпохи, когда весь мир жил в тревожном ожидании, что война (разумеется, ядерная – представить себе, что сверхдержавы будут воевать друг с другом обычным вооружением, никто не мог) начнется в любой момент. А те, кто застал, начали забывать.

1962 год — Карибский кризис. Это был апофеоз, когда люди всего мира жили в постоянном страхе. Видимо, тогда, когда мы реально оказались в шаге от войны, политики наших стран, которые до этого активно бряцали оружием, внезапно поняли, что могут доиграться, что они и их дети также смертны, как и остальные люди на планете.

В конце 60-х начинается разрядка. В 1972-м подписывается первый договор, создающий архитектуру безопасности ядерного мира — договор по ПРО. Суть его заключалась в ограничении систем ПРО у США и СССР, поскольку развитие этих систем могло дать стороне, у которой они развиты лучше, ложное представление о своей неуязвимости и искушение нанести удар первыми, в то время, как у второй стороны мог появиться соблазн самим нанести превентивный удар. Речь шла о том, чтобы позволить сторонам иметь не более двух систем ПРО (вокруг столицы и в районе сосредоточения пусковых установок МБР), а позднее — и вовсе одну.
Далее подписываются договора об ограничении стратегических вооружений, ставшие предвестником договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). С началом перестройки в СССР подписывается договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, это уже было настоящим прорывом.
А дальше, как мы помним, неожиданно даже для Запада СССР полностью капитулирует, распускает Восточный блок и распадается. Холодная война окончена. Наступил однополярный мир, в котором, казалось, по определению., никакой ядерной войны быть не может — некому воевать.

В самом деле, во времена Холодной войны мы были экзистенциальными противниками: две противоположные друг другу системы, которые открыто декларировали намерение противостоять друг другу до того момента, как одна из сторон не падет. И рано или поздно это противостояние могло перерасти в военное столкновение.

После распада СССР нам, казалось, нечего было делить. Россия стал фактически частью Запада (вернее, пыталась ей стать), американцы полностью контролировали нашу политику и экономику, давайте называть вещи своими именами, несмотря на грозные рассуждения Ельцина о «великой России» и даже угрозы США, мы были их колонией.

Казалось бы, чего американцам не хватало? Ведь они победили, и Россия им никак не могла мешать, не то, чтобы угрожать. В военном плане им была важна стабильность в стране, обладающей сравнимыми с ними запасами ядерного оружия. Поэтому-то Буш-старший ездил на Украину и просил не выходить из состава Союза, а когда это все же произошло, они надавили на бывшие республики, чтобы те передали Москве свои арсеналы.

Но почему-то им это показалось мало и после некоторого затишья они взяли курс на дестабилизацию постсоветского пространства, включая Россию. По какой причине – это, как говорится, тема для отдельного доклада. Нас интересует сейчас военно-политический аспект их действий.

Расширение НАТО, вопреки собственным обещаниям, причем — уже не только на бывшие страны соцлагеря, но и на бывшие республики, что явно не имело для них никакого стратегического значения, если они не предполагали в будущем конфронтацию с Россией. Но этим действием они сами этот процесс запустили. И если Прибалтику в НАТО еще можно было стерпеть, то попытка протащить туда Украину и Грузию, приведя там к власти посредством переворотов откровенно антироссийские силы, это уже была заявка на новую Холодную войну. Задолго до Мюнхенской речи, 08.08.08 и тем более — Крыма.

А новая Холодная война подразумевает разрушение всей выстраиваемой десятилетиями архитектуры безопасности.

В 2001-м американцы выходят из договора о ПРО. Формально это было сделано из-за расширения «ядерного клуба» за счет Пакистана, Индии и ЮАР (хотя в дальнейшем эта страна отказалась от ядерного оружия, сам факт того, что находившееся в частичной изоляции государство самостоятельно смогло создать такое оружие, создавал опасения того, что пример может быть повторён). Кроме того, называлась причина возможного появления баллистических ракет у Саддама Хуссейна. Триггером же стали события 11 сентября 2001 года и страх того, что талибы (Талибан – запрещенная в России организация) могут дотянуться до пакистанского ядерного арсенала.

Совершенно очевидно, что опасения американцам вселял и Китай, который не был стороной договора, и развивал свои системы ПРО неограниченно. В общем, в принципе, все эти страхи можно понять. Проблема в том, что проигрывающей стороной ту оказалась Россия. Ведь, несмотря на все их заявления, что это не против нас, разрушался принцип паритета, заложенный в договоре, и США получали одностороннее преимущество (теоретически его могли получить все, но в той ситуации, Россия едва ли могла бы конкурировать с ними, как в свое время СССР).

Кстати, насчет уверений, что это не против нас. Выход из договора позволил американцам не только неконтролируемо наращивать ПРО на своей территории, но и заявить о намерении разместить установки в Румынии и Польше. Все мы хорош знаем, что эти установки могут стрелять не только противоракетами, но и крылатыми ракетами средней дальности типа «Томагавк».

А это уж нарушение договора о ликвидации РСМД. За много лет до того, как они вышли из него официально обвинив в нарушении нас.

Но тогда они, конечно, уверяли, что в установках будут стоять обычные противоракеты, разумеется, без ядерного заряда. С кем конкретно они хотели воевать этими обычными ракетами — не понятно. С ядерным Китаем? С ядерной Северной Кореей С потенциально ядерным Ираном? Или все же с Россией? Иных противников там просто не было. А использовать ПРО против неядерных стран на другом континенте — глупость.

Впрочем, повторюсь, ни о какой ядерной войне тогда речи не шло, и американцы разрабатывали теории выполнения стратегических задач с помощью конвенциального оружия. Во всяком случае, на словах.

Так возникла концепция Быстрого глобального удара, которая подразумевала то же, что и концепция первого ядерного удара, но с применением обычного вооружения — нанесение удара по любой точке планеты в течение 1 часа с целью уничтожения штабов и ключевых объектов военной архитектуры противника.
Характерно, что еще при Буше-младшем американские военные стратеги предупреждали об опасности такой концепции — ведь на ракетах не написано, ядерные они или нет, радар определяет пуск МБР, и в ответ летит нечто из стратегического арсенала с уже реальным ядерным зарядом. Надо сказать, что тогда это охладило некоторые горячие головы, и проект был закрыт, однако потом Обама снова взялся за эту идею, несмотря на то, что подписанный им СНВ-3 распространялся как на ядерные, так и на любые МБР. Госдеп тогда заявил, что это не помешает планам развёртывания БГУ, так как на тот момент они не планировали превышать ограничения.

По мнению администрации Обамы, эта концепция должна была стать способом сокращения ядерных арсеналов, сохраняющим систему сдерживания и потенциал быстрого массированного удара по ракетам, которые могли бы быть запущены КНДР или террористами. Зачем такая мощь против столь незначительного противника — не очень понятно, как и то, зачем нужны противоракеты в Румынии и Польше.

Но американцы продолжали успокаивать Россию: это не против вас, расслабьтесь!

Дальше круче. Если ядерные стратегии Буша-младшего и Обамы повышали порог применения ЯО, то ядерная доктрина Трампа его многократно снижала, фактически дав Вашингтону право использовать ядерное оружие даже без веских на то оснований. Но главное, она предусматривала оснащение модифицированных ракет подводного базирования «Трайдент» новыми маломощными ядерными боеголовками. И как сообщил тогда бывший старший директор Совета национальной безопасности США по контролю над вооружениями и нераспространению Джон Вулфстал, целью этой новации было сдерживания России от использования тактического ядерного оружия в конфликте в Восточной Европе.

То есть речь шла уже концепции БГУ с ядерными зарядами. И не только БГУ, но и о возможности применения таких ракет в качестве тактических в случае гипотетического конфликта с Россией в Европе. И снова необоснованная уверенность в том, что Россия не применит в ответ ядерного оружия. Мол, смысл ударов зарядами «малой мощности» в том, чтобы обезоружить противника, показать ему, мол, мы безбашенные, мы можем и чем посерьезнее стрельнуть, так что, не вздумайте нам отвечать.

Почему-то очевидные мысли о том, что «ответка» может не обрадовать, которые приходили в головы стратегам времен Буша, трамповским аналитикам в головы не пришла…

На днях все экспертное сообщество обсуждало доклад работающего при Пентагоне Центра военно-морских исследований и разработок, в котором анализировались сценарии захвата Калининградской области. Самое интересно в нем то, что авторы полностью уверены, что могут напасть на Россию и не получить в ответ ядерный удар.

«Полномасштабная война — маловероятный сценарий» — значится в тексте.

Возьмем еще один стратегический участок, к которому они давно подбираются – Курилы.

Вот, что пишут «Аргументы недели»:

«Эксперты отмечают, что этих сил, с учетом их удаления от основных баз ВВО явно недостаточно, для надежной обороны южно-курильских островов. Быстрая переброска сил и средств из западных регионов страны так же затруднительна. Высадка японского (или совместно японо-американского) десанта поставит Москву перед дилеммой — применять или не применять ядерное оружие (ЯО) против Японии (и против 7-го флота США, если он примет участие в экспансии), поскольку только так возможно будет остановить вторжение. По сути, при попытке Японии захватить южные Курильские острова — мир будет поставлен на грань начала большой ядерной войны».

Конечно, это взгляд российских экспертов, нет никаких подтверждений противоположной стороны о том, что они хотят захватить Курилы. Но зачем японцы тогда активно наращивают вооруженные силы с помощью США, зачем американцы учат их десантированию и захвату островных территорий, предоставляя им конвертопланы, которые они не дают даже европейским союзникам?

А если представить себе, что они реально готовятся к захвату островов, почему они так уверены, что Россия, поставленная перед дилеммой применять или не применять ЯО, не станет его применять?

Интересно, читали ли они нашу ядерную доктрину? Там сказано, что Россия оставляет за собой право применить ЯО в случае ядерного нападения или нападения, ставящего под угрозу существование государства.

Попытка отчуждения части территории — это угроза государству или нет? Можно интерпретировать двояко. Но лучше, наверное, это не проверять, верно?
Что мы можем противопоставить этому давлению и проверкам «на вшивость»? Собственно, задача дать им понять, что Россия не будет колебаться.
«Россия должна быть готова вести ядерную войну с Западом — и победить в ней», — уверен руководитель Центра военно-политического анализа МГИМО Михаил Александров.

Возможно, это звучит радикально, но ведь это они начали повышать ставки, рассчитывая, что мы отступим. Но не зря же мудрые римляне говорили: хочешь мира — готовься к войне. Этот принцип работает на протяжении тысячелетий.

«С нами никто по существу не хотел разговаривать, нас никто не слушал . Послушайте сейчас», — говорил российский президент, представляя новейшие образцы вооружений в 2018-м. А чуть позже продолжил: «Зачем нам Мир, если там нет России»…

Услышали ли в США эти слова?

Мы действительно много лет жили, забыв, что такое страх ядерной войны. Но все возвращается на круги своя. И слова американского адмирала говорят о том, что забытое ощущение страха посетило хотя бы одного высокопоставленного американского военного, очевидно, не последнего человека в Пентагоне. Но для того, чтобы мы вновь научились слушать друг друга, через это, очевидно, должны пройти многие…

https://www.apn.ru/index.php?newsid=39298

Читайте меня в Яндекс-дзене, Телеграме и в Контакте!


Tags: АПН, США, оружие, стратегия, ядерная война
Subscribe

promo ogneev september 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments