Дмитрий Родионов (ogneev) wrote,
Дмитрий Родионов
ogneev

Categories:

Цветной сценарий для ПМР- три варианта действий России в регионе.

Единственный шанс России переиграть ситуацию и сохранить регион в сфере своего влияния - смена власти в ПМР и активное вмешательство во внутреннюю политику республики. И сделать это надо немедленно. Ждать президентских выборов 2011 года в надежде заменить в президентском кресле Смирнова на нынешнего спикера приднестровского парламента Евгения Шевчука - это значит "оставить все как есть" (см. выше), т.е. потерять регион задолго до выборов в Приднестровье, которые, скорее всего, в этом случае вообще не состоятся.

Технологии смены неугодных режимов давно отработаны западными политтехнологами и успешно реализованы ими в российском backyard. Теперь пришло время России воспользоваться опытом евроатлантических конкурентов и начать использовать их оружие против них же, поскольку конечная цель реализации "цветного" сценария в ПМР - выдавить Запад из региона, т.е., цитируя кишиневских и тираспольских экспертов, "получить и Приднестровье, и Молдавию". И Тирасполь, пожалуй, - единственное место на постсоветском пространстве, где у России пока еще остались необходимые для реализации этого сценария ресурсы.

Мотив - или назовем это "информационный повод", который может быть озвучен и растиражирован официальной пропагандой, - защита российских граждан, которыми так любит прикрываться тираспольская администрация. От социального взрыва этих граждан, доведенных смирновским режимом до крайней степени нищеты, удерживает лишь неспособность самоорганизоваться в условиях маленького замкнутого общества, находящегося в конфронтации с внешним окружением. И Москва как раз и должна выступить этим организующим началом. С одной стороны, в государстве авторитарного типа, каковым является ПМР, нет реальной оппозиции, на которую можно было бы опереться и использовать для своих целей. С другой - именно это и делает его уязвимым, так как для того, чтобы рухнула вся постройка, достаточно обрушить крышу.

"Карманная" оппозиция Смирнова, а также НПОшная публика, которая кучкуется вокруг назначенных быть "оппозиционными" изданий и половину содержания получает от западных фондов, а другую - от местных олигархов, в качестве силы, на которую можно опереться, категорически не подходит. Исходя из существующей в Приднестровье расстановки сил, средоточием протестных настроений может стать только парламент, который, несмотря на присутствие в нем просмирновских и проукраинских депутатов, в целом подконтролен Шевчуку. Именно Верховный совет, поддержанный Москвой, может инициировать импичмент президента и отставку правительства. Помимо этого, Москва до сих пор не утратила связей с радикальными молодежными организациями в республике, которые и смогли бы вывести людей на улицы. Российский воинский контингент в ПМР - гарант бескровной смены власти в Тирасполе, способный взять ситуацию под контроль и не допустить беспорядков и ответной реакции со стороны смирновского режима.

Что касается формальной и юридической стороны вопроса, то, в отличие от "цветных" революций, организованных Западом на постсоветском пространстве, действия Москвы в Тирасполе не подпадают даже под вмешательство во внутренние дела другого государства, поскольку юридически Приднестровье не признано, его просто не существует. Вмешательством во внутренние дела Молдавии это так же не назовешь, поскольку присутствие России в Приднестровье закреплено миротворческим и переговорным форматами, а со складом российских боеприпасов и дополнительным воинским контингентом остальные участники приднестровского урегулирования мирятся де-факто, время от времени "для галочки" поднимая информационный шум по этому вопросу.

Смена режима должна сопровождаться завершением затянувшегося процесса гармонизации приднестровского законодательства с российским и всего того комплекса давно намеченных мер, призванных наполнить государственность ПМР функциональным и жизнеспособным содержанием. И осуществлять это нужно не путем эпизодических консультаций и очередных траншей, а при непосредственном участии и контроле России на месте. Дабы не допустить повторения уже пройденного, когда финансовая помощь РФ (т.е. деньги российских налогоплательщиков) оседала в карманах семьи Смирнова и его окружения.

Изменения должны затронуть не только внутренние процессы в республике. Приднестровью следует проводить при поддержке России активную внешнюю политику. Вместо того чтобы пассивно прятаться за свою непризнанность и списывать на нее все беды, ПМР необходимо перехватить инициативу в приднестровском урегулировании, превратившись из ждущей определения своей участи извне жертвы конфликта в центр его решения. Когда инициативы по урегулированию и предложения переговоров будут постоянно исходить из Тирасполя, это обезоружит Кишинев и лишит его возможности повторять и дальше озвучиваемую на протяжении нескольких лет пропагандистскую байку о том, что, вот, де, "мы им предлагаем различные варианты решения, а они не хотят!". Проект федерализации и построения общего государства (а не "проект Договора о дружбе и сотрудничестве", априори неприемлемый для Кишинева и призванный сохранить статус-кво и гарантии существования для режима Смирнова) должен быть предложен Тирасполем, что поставит уже молдавское общество перед выбором: жить или не жить в едином государстве.

Активность ПМР следует распространить не только на Молдавию. Вопрос об исключении Украины из формата приднестровского урегулирования как государства, неоднократно дискредитировавшего и продолжающего дискредитировать (в частности, осуществляющейся с 2006 года экономической блокадой ПМР, в которой Киев выступает на стороне одного из участников конфликта) свой статус гаранта, может быть поднят только Тирасполем как стороной конфликта. Перманентный политический кризис и все более усугубляющиеся региональные противоречия, которые ставят под вопрос дальнейшее существование украинского государства, равно как и наличие нерешенных территориальных споров (о. Змеиный), также делают невозможным участие Украины в приднестровском урегулировании. Помимо этого, возобновление связей Приднестровья с пророссийскими организациями юго-востока Украины и Крыма, а также установление отношений с провозгласившей в прошлом году курс на независимость и самоопределение Республикой Подкарпатская Русь, дало бы возможность России закрепить "антиоранжевую" ось и активизировать федерализационные процессы на Украине.

Пересмотр формата урегулирования, разумеется, не должен ограничиться исключением из него Киева. Инициатива по выводу из переговорного процесса навязавших свое участие в качестве наблюдателей Вашингтона и Брюсселя так же может исходить только от Тирасполя как стороны конфликта. Только так формат "2+1" может стать реальностью, а урегулирование конфликта сдвинуться с мертвой точки.

Что касается бессарабской части бывшей МССР, то на исход парламентских выборов в оставшееся до них время Москва может повлиять только одним способом - лишить безальтернативного "друга" России Воронина одного из его главных предвыборных козырей, а именно своей "дружбы". А заодно помочь еще одному пророссийскому анклаву на территории бывшей Молдавской ССР - Гагаузской автономии - определиться с электоральной позицией. Для того чтобы вырвать из-под молдавского президента "пророссийский" стул, не требуется никаких усилий и инвестиций. Достаточно заявлений официальных лиц, четко определяющих позицию России по отношению к Воронину. Избавление от иллюзорного "друга" внесет лишь ясность в дальнейшие перспективы России в регионе и не чревато для нее никакими потерями.

Если говорить о долгосрочной перспективе, то главная опора Москвы в Молдавии - не набивающиеся в "друзья" отставные воронинские чиновники и выходцы из ПКРМ, а действительно пророссийский электорат и потенциально могущий стать таковым при соответствующей работе. "Асимптотический путь" молдаван, более 70% которых готовы проголосовать за вступление в ЕС и при этом доверяют Владимиру Путину, согласно молдавскому политологу Оазу Нантою, ставит крест на евроатлантических перспективах Молдавии. И с ним нельзя не согласиться. Осталось лишь сделать соответствующие оргвыводы. Агрессивной румынизации и вестернизации Бессарабии можно противопоставить лишь не менее агрессивную культурную и политическую экспансию России. А она может быть осуществима только при такой же последовательной работе в информационном и электоральном поле, какую уже 20 лет проводит в республике Бухарест. Вырастить поколение пророссийских политиков возможно в том случае, если это станет частью государственной политики, а не удовлетворением сиюминутных и ситуативных интересов.
В прошлом году в политическом пространстве Молдавии появились новые лица, поддержавшие идею федеративного переустройства бывшей МССР, гарантом осуществления которого они видят Россию. Их проект встретил поддержку у парламентариев Приднестровья и Гагаузии. Однако это движение навстречу не принесет результатов, пока у власти в Молдавии и ПМР не окажутся политики, готовые воплотить федеративный проект в жизнь. В интересах России всемерно этому способствовать.

Полностью текст здесь


нашел у arshinova_a



Вот так они манипулируют нашим сознанием. И я почему-то абсолютно не удивлюсь, если завтра выйдут на улицы с требованием смены власти те, кто сегодня говорит о том, что готов сделать все, чтобы не допустить этого.
Режим Смирнова, конечно, не сахар, но что нам дастприведенеие к власти "Обновления", тем более, что нетрудно догадаться, какие силы могут и непременно воспользуются ситуацией...
Tags: ПМР, политанализ, цветные революции
Subscribe

promo ogneev september 12, 2016 16:56 45
Buy for 50 tokens
Два года прошло с момента окончания полномасштабной войны. Кому в итоге теперь жить хорошо? Можно до бесконечности спорить о том, кому были выгодны Минские соглашения, но есть один неоспоримый факт: в сентябре 2014-го остановилась полномасштабная война и оформилась нынешняя конфигурация сил,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments